Как другая планета. Директор ИГиНГТ КФУ Данис Нургалиев об экспедиции в Антарктиду

Как другая планета. Директор ИГиНГТ КФУ Данис Нургалиев об экспедиции в Антарктиду

Проректор по направлениям нефтегазовых технологий, природопользования и наук о Земле, директор Института геологии и нефтегазовых технологий Казанского федерального университета Данис Нургалиев в составе научной экспедиции 16 дней провел в Антарктиде, где команда занималась поиском метеоритов и отбором проб льда для получения информации о различных природных процессах — от изучения эволюции Солнечной системы до истории атмосферы и ее состава, концентрации парниковых газов и их природы.

Регина Бадрутдинова, ИГиНГТ КФУ: Расскажите, с какой целью была организована поездка в Антарктиду?

Данис Нургалиев: Задач было несколько: в первую очередь – это поиск метеоритов — уникальных неземных объектов, которые помогают понять, как сформировалась Солнечная система и наша планета, из чего она состоит. Поскольку пока невозможно пробурить нашу планету глубже 12-15 километров, один из путей определить, из каких элементов она состоит, – изучить состав метеоритов.

Вторая задача экспедиции – отбор проб льда для изучения пузырьков газа, которые в нём содержатся. Благодаря этим данным можно реконструировать состав атмосферы, который был в ранние геологические эпохи. В частности, нам интересен состав атмосферы за последние тысячелетия, чтобы узнать, как мог реализоваться  парниковый эффект в прошлом.

Ещё необходимо было исследовать современные озёра, которые оттаивают в летнее время. В особенности,  характер их донных отложений, возможность отбора этих отложений. Исследования помогут определить изменение климата за последние тысячелетия.

Помимо основных задач, все участники экспедиции преследовали и другое цели. Например, я хотел осуществить свою мечту детства. Будучи школьником, я прочитал книги про исследователей Антарктиды, и загорелся идеей там побывать. Альпинист Андрей Назаров хотел покорить новую никем непокоренную вершину.

— К слову о других участниках экспедиции, кто был с вами в команде? 

— Наша команда состояла из шести человек: научного сотрудника Уральского федерального университета Александра Пастуховича, профессиональных горных гидов – «Снежных барсов» Виталия Лазо и Руслана Колунина, космонавта Роскосмоса Сергея Кудь-Сверчкова, главного инвестора экспедиции Андрея Назарова и меня. Все участники экспедиции имели опыт проживания в экстремальных условиях и обладали высоким уровнем физической подготовки. Кроме того, все, кроме меня, были альпинистами, поэтому я мог положиться на них в любой внештатной ситуации. Это была замечательная Команда удивительных людей. Каждый из них достоин аплодисментов. Они меня поддерживали и помогали во время всей экспедиции. С этими людьми я мог прийти и на Южный полюс, и в разведку!

— Какие опасности поджидают в Антарктиде? Была ли у вас подготовка?

— Конечно! Антарктида покрыта льдом и снегом, а порывы ветра достигают многих десятков метров в секунду. Большую опасность на континенте представляют трещины, глубиной десятки и сотни метров. Они часто незаметны и, если человек упадет в одну из них, то может получить не только серьезные увечья, но и замерзнуть. В таких случаях необходимо немедленно приступать к спасательной операции, там как дорога каждая минута. По статистике, уже через полчаса у человека, находящегося в обездвиженном состоянии, наступает переохлаждение, которое ведет к обморожению. Именно навыкам передвижения по ледникам Антарктиды и оказанию помощи с использованием альпинистского снаряжения нас учили в ходе подготовки на Эльбрусе.

— Как проходила работа по поиску метеоритов?

— Сначала выбиралось место. Наибольшая концентрация метеоритов расположена в ледниках, которые движутся из центральной части Антарктиды. Так как погодные условия не позволяют жить и работать в «сердце» континента, мы искали метеориты около гор. К сожалению, место нашей дислокации было неудачным, так как в более перспективном месте приземлиться не удалось из-за наличия многочисленных трещин в ледниках. Но даже на нашей территории мы нашли несколько метеоритов.

Работа по поиску проходила следующим образом: осматривали все камни и те, что были похожи на метеориты, отбирали. Мне, как геологу, проще было на вид отличить камень от метеорита. Также мы использовали сильный магнит. Если объект притягивался, то высока вероятность, что это метеорит, а не обычный камень.

— Как выглядят метеориты?

— По цвету они бывают разные: черные, серые, бурые. Но их поверхность выглядит обожженной, словно покрыта специфической коркой. Еще они отличаются отсутствием слоистости, которая присуща обычным камням. Лунные и марсианские породы по внешнему виду и составу схожи с земными, но по изотопному составу они очень сильно отличаются. Это можно установить только в лаборатории.

— Почему именно в Антарктиде наблюдается высокое скопление метеоритов?

— Это обусловлено тем, что большая часть поверхности континента покрыта ледяным панцирем огромной толщины, который все время движется от куполов к краю континента. Этот ледник, на поверхность которого падают метеориты, работает как транспортер, вынося эти камни-«пришельцы» в точки накопления. Проще говоря, когда метеорит падает в Евразии и на любом другом материке, то попадает в почву и его постепенно засыпает землей. А в Антарктиде сплошной лед и метеорит остается на его поверхности.

— Сколько вам удалось найти метеоритов и где они будут исследоваться?

— Мы обнаружили много образцов, которые предстоит исследовать в лабораториях на предмет их происхождения. Среди них два объекта – метеориты  со 100-процентной точностью. Все найденные образцы будут изучаться в лабораториях Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга и Казани. Их ждет целый комплекс исследований: микроскопическое исследование шлифов, рентгенофлуоресцентный анализ (элементный), электронном криоскопический и микрозондовый анализы, изотопный анализ и пр. После исследований все метеориты передадут музеям.

— Расскажите, как был устроен ваш быт в Антарктиде: где жили, чем питались, как одевались?

— Жили в просторной  палатке, где была отдельная секция для приготовления пищи на газу. Питались сублимированной едой, но вся она была разнообразной и вкусной. Спали в специальных спальниках. В первую ночь я так замерз, что в дальнейшем ложился в комбинезоне и варежках. Одевались в специализированную одежду, очень теплую и тяжелую. На ногах носили двухслойные сапоги с альпинистскими кошками. Всю мокрую одежду сушили прямо на себе. Если что-то сильно намокало, то промораживали, стряхивали лед и высушивали теплом своего тела.

— Что было самым сложным в экспедиции?

— Самое трудное – это адаптация. Мы жили на высоте 2200 – 2800 метров над  уровнем моря. Постоянная нехватка кислорода приводила к проблемам со сном. Спать в первую неделю было невозможно, получалось только дремать. Что удивительно, сны были цветные и очень подробные.

Еще невозможно было привыкнуть к бесконечному холоду. В Антарктиде нет дома или бани, чтобы согреться. В результате мёрзнешь постоянно, это даже приводит к холодовому стрессу. Единственное время, когда удавалось согреваться – это днём за работой.

— Какая погода преимущественно была в Антарктиде?

— Мы приехали в период полярного дня, когда солнце не садится и всегда ясная погода. В полдень солнце так сильно обжигало, что кожа на лице обгорала – приходилось использовать защитные крема и прятаться от него в капюшоне.

Температура воздуха держалась на уровне -30…-35 градусов. При этом, когда было облачно и пасмурно, становилось очень холодно.

Но страшней всего пурга и ураган, когда ветер не позволял работать и буквально сбивал нас с ног.

— Это вы о том дне, когда порывами ветра снесло вашу палатку?

— Да, ее снесло даже два раза! В первый раз мы ее починили, соорудили защиту из камней, но это не помогло, и снова она рухнула под силой ветра. Спать в ней потом было неудобно, а через два дня поступил сигнал о надвигающемся урагане. Мы быстро собрались и во время погодного окна нас эвакуировали.

— Что больше всего удивило в Антарктиде?

— Всё, Антарктида – это не просто другой континент, это другая планета! Во-первых, я не ожидал, что погодные условия настолько тяжелые! После посещения Антарктиды меня ещё больше восхитили люди, которые первыми осваивали континент. Если нам в современном мире было трудно там находиться, то каково было им проходить тысячи километров в холод при минимальном запасе пищи и питьевой воды? Эти люди настоящие герои.

Безусловно, впечатлила антарктическая красота! Голубой лёд, ослепляющий белый снег и контрастность. А еще местная фауна – это уникальные птицы, в том числе пингвины. Они приходили к нам за 100 км, чтобы посмотреть на людей. Но мы их не трогали, близко к ним подходить нельзя, чтобы не испугать. Кстати, пингвины очень смешно передвигаются на суше: ложатся на живот и гребут лапами, да так быстро, что их невозможно догнать.

— Каковы главные итоги экспедиции?

— Во-первых, мы собрали большое количество материала для изучения – горные породы, метеориты, осадок со дна водоёма. Во-вторых, стало понятно, что озера в Антарктиде можно и нужно изучать. А главный вывод экспедиции – континентом надо заниматься. По сравнению с другими странами Россия проводит мизерное количество исследований и очень сильно отстает в этом плане. Это недопустимо, мы должны увеличить и разнообразить научные исследования на континенте!

Следует подчеркнуть, что данная экспедиция также была поддержана нашими партнерами –  ООО «ТНГ-Групп» и ООО НПФ «ПАКЕР».

Share this post